“Бессмертный полк” в Париже и Франции : программа, опыт, диалог с европейскими версиями памяти о войне

12 октября 2019
“Бессмертный полк” в Париже и Франции : программа, опыт, диалог с европейскими версиями памяти о войне

В Первой международной конференции координаторов “Бессмертного полка” за рубежом, прошедшей в этом году в Белграде, приняли участие координаторы шествия из трех городов Франции – Парижа (Г.Шепелев), Монпелье (А.Фабр), Лиона (С.Майоргас). Наш сайт публикует выступление Г.А.Шепелева, прозвучавшее на конференции.

Dobar dan, добрый день, bonjour.

Память о Великой Отечественной войне всегда играла большую роль в русскоязычной общине Франции. Наши историки и краеведы занимаются поисковой работой, регулярно проводятся мемориальные мероприятия, развивается социальная помощь ветеранам и детям войны. С середины 2010х годов соотечественники в столице Франции, Страсбурге, Лионе, Монпелье и других городах проводят и массовые демонстрации в День Победы. 8/9 мая стало в результате самым крупным ежегодным событием русскоязычной общины. Об этом говорит, в частности, рост числа его участников (в Париже – с 200 человек (2014) до 2000 (2019); всего по Франции в 2019 году в шествии в День Победы участвовало уже более 3000 человек в 13 городах). Шествие стало и одним из наиболее крупных общефранцузских событий, посвященных завершению Второй Мировой войны. В нашей общине празднование Дня Победы – один из ключевых моментоыв диалога постсоветских сообществ друг с другом и с общественностью стран «дальнего Зарубежья». Это мемориальное событие несет в себе не только память о прошлом, но и программу ценностей и предложений на будущее. Мне кажется полезным обсудить эту программу вместе с вами.

1. Первая цель шествия и мемориального движения – сохранить и передать семейную, народную память о сражавшихся и погибших в войне с нацизмом. Ключевой смысловой элемент демонстрации – семейные фотографии погибших и воевавших родственников, жертв Холокоста и оккупации, «остарбайтеров», тех, кто работал в тылу, тех, кто пережил войну ребенком… Таким образом, вспоминая наших близких, мы выходим за пределы изначального круга «комбатантов», и это отражает и общие изменения в исторической памяти о войне на постсоветском пространстве и в Европе

2. Против нацизма, ксенофобии, войны. Программа нашего мемориального движения тесно связана с гуманистической традицией памяти о войне в отечественной и мировой культуре: память о подвиге борцов с нацизмом, память о жертвах войны, интернационализм и гуманизм против нацизма и ксенофобии. Празднование Дня Победы в Париже – момент возвращения к идеям основополагающих отечественных литературных и кинематографических текстов о войне. В эти дни мы вспоминаем и говорим о книгах Бориса Полевого («Повесть о настоящем человеке»), Виктора Некрасова («В окопах Сталинграда»), Константина Симонова, Михаила Шолохова («Судьба человека»), Анатолия Васильева («А зори здесь тихие»), Василя Быкова, Алеся Адамовича, Дмитрия Холендро, Василия Гроссмана, о трех знаковых документальных книгах советских авторов -«Блокадная книга», «Я из огненной деревни», «Черная книга». Начиная с 2018 года главный транспарант парижского шествия гласит «За будущее без войны», на нем фотографии городов, разрушенных и пострадавших во время Второй мировой войны (Ковентри, Киев, Минск, Ленинград, Сан-Мало, Дрезден, Нагасаки). Во время шествия звучат не только песни военного времени, но и антивоенные песни на разных языках. В 2019 году одним из кульминационных моментов праздника в Париже стало исполнение французскими и российскими музыкантами антивоенной песни «Imagine» Джона Леннона!

3. Интернационализм и открытость. Движение открыто для всех, разделяющих наши ценности. В шествии в День Победы представлены все республики бывшего СССР и многие страны мира (в Париже в 2019 году – более 20: Франция, США, Польша, Чехия, Израиль…). Один из главных символов шествия 2019го года в Париже – в начале колонны шли четыре девушки в платьях из флагов стран-союзников (СССР, Франция, США, Великобритания), повторяя знаменитую сцену демонстрации мая 1945 года в Париже.

4. Мы видим память о Великой Отечественной войне как часть общефранцузской и общеевропейской исторической памяти. Наши демонстрации проходят 8 мая, с участием французских ветеранских и антивоенных организаций и представителей местной власти. На митингах подчеркивается вклад всех союзников в борьбу с нацизмом и Победу. В Париже в составе демонстрантов около 60 процентов – граждане Франции, причем многие из них не имеют российских/советских корней. Практически во всех городах Франции (а сегодня на конференции представлены три координатора – Париж, Альфия Фабр из Монпелье и Светлана Майоргас из Лиона, я надеюсь, что вы сможете их послушать, у них очень интересный опыт) демонстрация вписана в мемориальный пейзаж Французской Республики. В Париже ее маршрут связывает ключевые мемориальные места, связанные с Великой Отечественной войной (площадь Сталинградской битвы, памятник советским партизанам на кладбище Пер-Лашез), общеевропейской памятью о жертвах нацизма (памятники жертвам концлагерей) – и символический «народный» центр Французской Республики – place de la République. За пределами Дня Победы наши активисты также проводят мемориальные мероприятия вместе с французскими и иностранными партнерами. В качестве яркого примера такого мероприятия отмечу прошедший в этом году французско-польско-украинско-российский торжественный вечер памяти советского партизана Василия Порика, сражавшегося и погибшего в годы войны под городом Аррас. Наше мемориальное движение, полагаю, в определенной мере является катализатором антифашистской, антивоенной памяти во Франции в годы, когда значение темы Второй мировой войны снижалось и снижается, а ее ситория нередко искажается.

5. Мы видим наши Шествия и митинги в День Победы, как и мемориальное движение в целом – в качестве площадки мирного диалога участников из разных стран, с разными точками зрения. Во время их подготовки и проведения происходит выработка консенсуса, общей позиции, решение противоречий или их выведение «за рамки» праздничного шествия. Мое мнение: приоритет должен быть отдан глобальным целям и ценностям движения (и в меньшей степени – конкретным символам, из-за которых могут возникать споры). Не хотелось бы, чтобы узкопартийные сюжеты и знаки, как, например, портреты некоторых политических руководителей времени войны, появлялись и вносили раздор во время шествия. Конечно, необходима более глубокий общественный диалог о болезненных военных страницах отечественной истории. В этом контексте особенно радует, что в рамках мемориального движений и шествий в День Победы традиционно уделяется большое внимание теме российско-украинской дружбы и необходимости прекращения военного конфликта в Донбассе.

6. Совершенно объективно получилось, что для многих участников День Победы и «Бессмертный полк» – это и момент позитивной памяти о Советском Союзе. Но, разумеется, это не повод для бездумного культа, а приглашение к осмыслению и переосмыслению опыта, традиций и наследия советского периода нашей истории.

7. Связь поколений, связь с Родиной. В шествии в День Победы и мемориальных мероприятиях 8/9 мая традиционно участвует много детей и молодежи. Это фактически праздник связи поколений через страницы семейной и общественной памяти общины – и, конечно, момент соединяющий нас с обществами стран бывшего СССР – и через нашу демонстрацию, и через увиденные в эти дни телерепортажи из наших стран.

8. Общественная, гражданская акция. Празднование Дня Победы в Париже – инициатива группы организаторов, ассоциации «Россия-Франция: общая память», ветеранов и детей войны и их потомков. Она получила поддержку со стороны Координационного совета российских соотечественников и русскоязычных ассоциаций Франции, французских ветеранских, левых и антивоенных организаций. Важной чертой шествия является автономность по отношению к французским и российским государственным и общественным партнерам. Их представители выступают на митинге вместе с ораторами из «общества» и затем вливаются в ряды демонстрантов. Коллективному, народному характеру шествия соответствует то, что мы стараемся не акцентировать роль и прерогативы оргкомитета. В первых рядах колонны идут обычные люди с портретами воевавших или погибших  предков, мы стараемся не ставить организаторов в начале колонны Надпартийный характер акции подчеркнут тем, что используемая в шествии символика не должна включать  знаки политических партий или движений – и этого, как правило, удается добиваться.

9. Диалог с местными властями. Мемориальные мероприятия, посвященные Дню Победы, являются для нас моментом общения и согласования позиций – политических, идейных, человеческих – с местными властями. Как правило, это проходит конструктивно. Играет свою роль то, что наше шествие воспринимается как гражданская инициатива, с подчеркнуто интернационалистической и антивоенной повесткой дня, а также его «советско-французский», республиканский маршрут. В Париже власти всегда дают разрешение на проведение демонстрации и делают все необходимое для того, чтобы оно прошло успешно. В других городах позиция местной власти еще более позитивна: в Монпелье, например, в шествии принимает участие мэр города, в Лионе оно было активно поддержано руководством исторически «красного», коммунистического пригорода.

10. Единство и местные инициативы. В рамках Франции каждый городской оргкомитет самостоятельно готовит шествие в своем городе (как и другие мемориальные мероприятия). У нас есть хорошая практика обмена информацией: более опытные оргкомитеты дают «новым» советы по взаимодействию с местными властями и административным формальностям для проведения шествия, рекомендации по решению возможных конфликтных ситуаций. Различия в используемой символике и программе мероприятий есть и остаются деталями, не нарушающими единства движения – и приносят необходимый для него плюрализм мнений и форм выражения общей программы. Этот же вывод можно сделать и в отношении зарубежных «Бессмертных полков» и их российских собратьев: думаю, наши различия в подходах и формах могут стать полезным импульсом для развития всего движения.

Несколько слов о рисках, стоящих перед мемориальным движением – и которые мы ощущаем и во Франции.

Стандартизация и бюрократизация памяти о войне и мемориальных движений. Здесь мы всегда киваем на госструктуры, боимся, как бы они нас не забюрократизировали, но мы и сами прекрасно можем создать бюрократические структуры, которые уведут нас от целей движения. Давайте этого не допускать. Излишне централизованная структура, единые флаги и т.д., на мой взгляд, могут навредить движению. Не будем забывать, что в настоящее время, работая над сохранением и даже возрождением памяти о войне наши общества «ремонтируют» не только свою собственную «забывчивость» – но и «колебания» и тенденциозность многих бывших политических руководителей наших стран, и бюрократическое управление исторической памятью как в советское, так и в постсоветское время. Не стоит повторять эти ошибки.
Борьба за «руководство» движением как со стороны государственных структур, так и политических групп. Необходимо сохранить общественный, коллегиальный, объединяющий характер движения.
Внутренние конфликты вокруг спорных вопросов истории Великой Отечественной войны. Выход – в спокойной дискуссии с привлечением историков, архивистов, краеведов.
Сужение «Бессмертного полка» до сугубо «российского» / «советского» мероприятия и “анти-европейская” или “антизападная” риторика. Мы нередко слышим негативные ремарки в отношении памяти о войне : «Запад сделал то, Запад сделал это». Наш «Бессмертный полк» во Франции – это часть Запада, в том числе. Французские политические партии и движения, которые нас поддерживают – это часть Запада, французы, которые воевали в составе советских партизанских соединений – это тоже часть Запада. Это наш общий «Запад», и, может быть, мы все вместе помогаем ему сохранить правильные ценности. Давайте не будем об этом забывать. Наши мемориальные проекты пользуются заслуженной поддержкой общественности, партнеров и союзников во Франции и других западных странах, и нам, со своей стороны, есть чему поучиться у них. Наша общая память о Сопротивлении нацизму – часть общеевропейской и общемировой памяти, и над ее укреплением нам следует работать вместе.
Не только 8/9 мая: мемориальная работа общины. Конечно, необходимо, чтобы майский всплеск нашей активности опирался на каждодневную мемориальную работу. Это поиск и поддержание в порядке воинских захоронений и других мест памяти о войне, кинопоказы, дискуссии вокруг книг о войне, научно-популярные лекции, выступления свидетелей войны; сбор и публикация воспоминаний и семейных документов. Изучение историй тысяч советских граждан, партизан, сражавшихся во французском Сопротивлении, заключенных в концлагерях на территории Франции; изучение малоизвестных страниц совместной борьбы с нацизмом, как, например, истории французов в советском партизанском движении. Социальная помощь ветеранам и детям войны; сотрудничество и обмены между активистами мемориальных проектов (Франция, Испания, Словакия, Австрия…); дискуссии, дебаты, ответы критикам.

Критика и критики «Бессмертного полка».  Критика в наш адрес исходит из небольшого круга политических активистов ультралиберальной и «антисоветской» направленности. Темы критики: движение является «пятой колонной» Кремля, государственным российским проектом.  В числе обвинений также «милитаризм» (в частности, использование военной формы, особенно у детей), политическая «просоветская» составляющая шествия, «искажение истории в угоду российским властям». Особой популярностью у критиков пользуется тема сталинизма: они активно (и, кажется, безуспешно) разыскивали в соцсетях портреты Сталина на снимках с наших демонстраций (они послужили бы доказательством «тоталитарной» ориентации движения). Мне кажется, аргументы «критиков» настолько слабы, что любой присутствовавший на шествии и на других наших мемориальных событиях, легкоих опровергнет. Речь идет о небольших деталях демонстрации, часто – о единичных исключениях из ее правил, которые критиками получаются из третьих рук и раздуваются до «скандальных» размеров. Впрочем, для нас эти тезисы могут помочь понять, как нас видят некоторые соотечественники и жители Франции. Это поможет нам приготовить контраргументы для дискуссии с ними – а в некоторых случаях и использовать критику для улучшения нашей работы. Кстати, примечательно, что “критики” практически всегда уклоняются от открытых дебатов на эти темы. Успехов и размаха их «кампания» не приобретает.

О будущем. Завершая свое выступление, хочу подчеркнуть, что мы готовы к развитию сотрудничества с активистами мемориальных движений и «Бессмертного полка» в других странах, рады будем принять ваших делегатов 8-9 мая 2020 года в Париже. Давайте эту практику обмена делегациями сделаем регулярной. У нас уже есть такой опыт обменов со Словакией и Испанией. И, конечно, будем рады приехать в гости к вам с нашими французскими партнерами – в особенности туда, где «Бессмертный полк» встречает сопротивление, чтобы напомнить в очень корректной и доброй обстановке, что европейская цивилизация – это антифашизм, это уважительное отношение к нашей общей победе – всех союзников и всех движений Сопротивления – над нацизмом.

И в самом конце хотел бы резюмировать цель нашего развития, как она видится многим моим коллегам и мне: создание на основе наших инициатив, ассоциаций и оргкомитетов «Бессмертного полка» международной сети поисковых и мемориальных движений, со своими научными и краеведческими исследованиями, тесно связанной с системой социальной помощи людям, пережившим войну. На федеративной или на сетевой основе, с общей программой, которая позволит существование и диалог разных точек зрения и напомнит то общее, что нас связывает: антифашизм, приверженность делу мира, уважение и сохранение нашей общей исторической памяти, неприятие агрессии и милитаризма, расизма и ксенофобии.

Источник: https://www.portailrusse.fr/

Ad
Ad
Ad